ВойтиЗарегистрироваться
×

Радость по имени Полюшка

Добавить комментарий

rebenok.jpgВсем привет! Меня зовут Марина Юдина, и я хочу рассказать вам о своей доченьке.

Не так давно к нам в дом пришло счастье. Сейчас оно любит бегать по комнатам в поисках места, где еще можно нашкодить, радостно помогает мне «с уборкой» на кухне, систематически вываливая  из шкафов все содержимое, а когда немного устает – с удовольствием забирается на ручки к папе, Сереже, и требует рассказать что-то интересное. Как вы уже, наверное, догадались, зовут эту радость Полюшкой. И больше всего она любит, когда муж повествует ей историю нашего знакомства.

Надо сказать, произошло все достаточно забавно. Сергей, относя себя к той категории людей, которые «за словом в карман не полезут», без обиняков любит повторять, что до поступления в институт ухитрился прокатиться на метро всего-то три раза. Зато «как удачно». В первый день у него украли барсетку, затем он серьезно запутался в станциях. Ну а на третий  раз… встретил возле кассы капризную голубоглазую девченку - меня!

А потом все было как в хорошем фильме: романтические свидания по вечерам и в дождь, и в метель, первый поцелуй, маленькое колечко, протянутое мне с некоторой бравадой и отчаянной надеждой в глазах. Ну разве я могла сказать нет? Меньше чем через год сыграли свадьбу. Полные оптимизма, уверенные в себе и своих силах, мы были самой прекрасной парой у ворот ЗАГСа. И, конечно, не сомневались, что нас, таких замечательных Юдиных, должно, в скором времени, стать больше.

Через несколько месяцев неудачных попыток забеременеть я стала слегка волноваться, спустя год забеспокоилась всерьез. Мне казалось, что причиной наших неудач является мой аборт, сделанный много лет назад. Подождав еще немного времени, пошла сдаваться в гинекологию. Тем не менее, после обследования врач сказал, что все в порядке и настойчиво порекомендовал обследовать мужа.

Я вряд ли когда-то забуду тот день. Мы ехали в клинику за результатами Сережкиных анализов. Причем, почему-то, были уверены, что все у нас будет хорошо. А как же иначе? Мы оба молоды, у него в роду все здоровы, ничем плохим в детстве не болел. Даже погода в то утро была просто замечательной…

В кабинет к врачу меня, зачем-то, пригласили одну. Там доктор обрушила на мою голову  множество цифр, в сути которых я ничего не понимала. Только через несколько минут, когда женщина в белом халате вдруг понизила голос, из «каши» процентов, вероятностей и отклонений мне удалось вычленить фразу: «Может не будем говорить мужу, родишь от кого-нибудь тихонечко и все?» Наступила пауза. По тому, как она затянулась, я поняла, что должна дать какой-то ответ. Мне удалось выдавить из себя: «Я не смогу».

О том, что было дальше мы с Сережкой стараемся не вспоминать, потому, что было очень плохо. Какое-то время просто не могли разговаривать друг с другом, даже находиться в одной комнате нам стало тяжело. Никто из родственников, а тем более друзей ничего не знал. Затем прошло, отпустило. А через 2 года на глаза попалась красочная реклама медицинского центра репродуктивной медицины.

Цены клиники довели меня до состояния, граничащего с истерикой, но администратор, заученной фразой «обрадовала», что с 7-8-ой попытки результат, практически, 100%. Я почувствовала себя чем-то вроде «подопытного инкубатора» над которым будут ставить эксперимент под названием «выйдет – не выйдет». От всей души захотелось послать эту холеную дамочку куда подальше. Единственное что меня удержало – фотографии крохотных милых малышей, развешанные на стенах холла.

В общем, мы решились. Пункция была очень болезненной, видимо что-то не то с наркозом. Боль держалась несколько дней. Из 9-ти яйцеклеток оплодотворились 4, которые мне благополучно и подсадили. А через 12 дней, после сдачи анализов, выяснилось, что ни одна из них не прижилась.

Боль, обида, разочарование… нет, на самом деле тогда я не чувствовала ничего. Только пустота. Через полтора года, когда мы снова подготовились к ЭКО уже в другом центре, просматривая мою карту, врач сказал, что на момент подсадки у меня было воспаление, и те «специалисты» осознанно обрекли нас на провал.

Сколько нужно сил, чтобы решиться на второй раз? Мне сложно это описать, наверное, только тот, кто пережил то же самое, меня поймет. Снова таблетки, анализы, нервы… Я все чаще стала просыпаться по ночам из-за кошмаров. А потом был один очень хороший сон: мы с Сережей и маленьким мальчиком сидим на берегу речки. Мои мужчины что-то говорят о рыбалке, а я просто любуюсь озорным карапузом с глазами цвета неба. Кажется сидела бы так до бесконечности. Но меня разбудил голос моего анестезиолога. Через несколько дней я покидала клинику с тремя малюсенькими клеточками внутри.

В назначенное время пришла за результатом анализа. Там что-то не успели донести и попросили подождать еще часик. В тот момент я проклинала всех на свете, за то, что заставили меня пережить эти самые длинные 50 минут в моей жизни. Но теперь понимаю, кто-то там, высоко над головой, просто дал мне время еще раз искренне помолиться. И меня услышали!

Сейчас нашей Полюшке уже 4 года. Она не очень любит говорить о рыбалке, но я уверена – моя мечта сбылась!

Марина Юдина, специально для портала Лопотун.

*Иллюстрация из интернета, автор не предоставил фотографию.

Добавить комментарий
0.074799060821533